FishUp
Главная    Статьи    Карповая ловля    Охота на монстра

Охота на монстра

Охота на монстра

Однажды в тридевятом царстве, тридесятом государстве жил-был Роберт на озере Радута. И водились в том озере карпы невероятной величины. И собрались три богатыря-карпятника Геннадий, Николай и Денис попытать счастья и поймать их. Итак, поехали...

Из Киева выехали в 6.00, таможню прошли быстро, и перед нами предстали все прелести румынского ландшафта. Почти 500 километров по румынской дороге у нас заняли 13-14 часов, но не потому, что дорога плохая, она раз в 100 лучше нашей, а из-за изобилия населенных пунктов, где скорость ограничивают до 50 км/ч. Такая езда нас утомляла, и мы начали ускоряться, но местный полицейский тут же остановил нас за превышение скорости (83 км/ч). Показав нам на видео в своем автомобиле запись нашего движения, он выписал штраф с вилкой от 1000000 до 3000000 лей (30-100 долл.) и отпустил. Предлагали водку, не взял.

В Сэрулешты мы попали в начале второго ночи. И вот нас уже встречает уютная база рыболовов и охотников.

Переступив ее порог, мы попали в другой мир, где к словам "рыбалка" и "охота" относятся с трепетом. Мы с Денисом начали рассматривать большое количество фотографий крупных карпов, судаков и щук, выловленных в разное время в этом озере. Нас поражает количество кубков и памятных сувениров. Мы с интересом рассматриваем вывешенные на стене чучела огромного карпа и судака, а также диких кошек, шкуры медведей, волков, рысей. Поистине райский уголок для рыболова и охотника.

Персонал, который должен был нас встретить и разместить, уже давно спит, поэтому, поснимав подушки со всех диванов, мы разместились на полу в холле второго этажа. Усталость взяла свое.

Охота на монстра

Проснулись в 8.00, умылись и отправились на завтрак. Внизу суетился народ, разговаривая в основном на английском. Пока накрывали стол, Гена на огромной цветной карте озера выбирал место нашей будущей стоянки. Хорошие места, где обитает большой карп, были заняты. На озере уже рыбачили англичане, французы, чехи, югославы, венгры, были и наши соотечественники, которых мы назвали командой "Zippo" из Киева.

Определившись с местом стоянки и позавтракав, мы выдвинулись на водоем. Навестили "Zippo", чтобы узнать последние новости. У ребят после недельного пребывания на озере впечатлений маловато. Клюет отвратительно плохо, в зачете всего несколько рыб, да и то небольших, поэтому они собираются через сутки уезжать. Нас это не огорчает, с хорошим настроением едем на свое место.

Озеро огромное, объезжая его третью часть, мы потратили минут 30-40. И вот наш 84-й сектор. Он расположен между двумя большими холмами и кажется нам тихим раем, закрытым от ветра. Мелкая галька обеспечивает хороший подход к воде, и 50 метров береговой линии позволяют разместить арсенал из 14 удилищ. Подъехала моторка, и нам установили палатку, выдали газовую плитку, посуду, раскладушки и запас воды. Ярко, по-летнему светит солнце, заставив нас раздеться до футболок. Хорошее настроение не покидает нас.

Машину оставили на холме, а все пожитки в руках перенесли вниз к лагерю. Чтобы не терять времени, Гена с Денисом поплыли на лодке, любезно предоставленной хозяевами, в поисках перспективных мест кормежки карпа. Я же на берегу готовил все для первого заброса.

И вот в воду полетели килограммы пелетса и бойли, разнообразие вкусов и запахов которых поражало даже нас. По очереди выстреливали удилища, забрасывая насадку в намеченную точку. Мы настраивали сигнализаторы, радуясь их неповторимым мелодиям. Мы жили.

Когда все оснастки были заброшены, и электроника, мигая цветными огнями, сигнализировала о готовности, мы открыли "Липский особняк" и выпили: за приезд, за рыбалку, за друзей, помянули Игорька. Около 18.00 привезли ужин и мы продолжили трапезу.

Через некоторое время ее прервал одиночный звук сигнализатора. Он повторился, и мы застыли у удилищ. Говорить, что это карп, было рано. На короткой подтяжке Денис подсек и начал вываживать. Сопротивление рыбы было незначительное, оснастка цеплялась за коряжник, и понять, что там, было невозможно. Вскоре комиссия из трех человек подтвердила, что это лещ. Почти трехкилограммовый экземпляр для любого поплавочника был бы весьма достойным трофеем, но не для нас. Перезабросив снасть, мы вернулись к столу, где нас ждал горячий чай. Теплый вечер и усеянное звездами небо обещали хорошую погоду на завтра.

В 23.00 - это время запомнится надолго - всех поднял крик Гены: "Коля, сигнализатор!" Выскочив из спальника и не понимая, что происходит, я пытаюсь вырваться на волю, настойчиво ощупывая ближайшую стену в поисках молнии. Наконец-то нашел, но где же дверь? Ничего не понимая, я открываю молнию снова и снова, но двери все нет. Звук сигнализатора в ночной тишине напоминает пулеметную очередь.

"Коля, это окно, дверь с другой стороны", - рассмеялся Гена. Я, развернувшись на 180 градусов, сразу же распахнул дверь. Вырвавшись наружу, без верхней одежды и в носках, я летел к стойке, где все еще сотрясал воздух дикий рев "Микрона" (модель сигнализатора). Тело опережало ноги, и я чуть не растянулся на скользкой гальке. Но вот она, стойка. Захват, подсечка, сброс бейтраннера. Есть!

Удилище изогнулось полумесяцем, леска натянулась, как струна. Почувствовав тяжесть на противоположном конце лески, я начинаю выкачивать, поочередно подтягивая удилищем и подматывая катушкой. В свете лунной дорожки вскидывалось тело пока не известного мне зверя, а ночную тишину нарушал уже не звук нашей электроники, а дикий вопль какой-то птицы. Но вот зацеп, леска взвыла, но удары по ней все еще были хорошо слышны. Из-за спины раздается голос. "Кажется, это птица запуталась в наших снастях", - с улыбкой сказал Гена. Уже наполовину проснувшись, я наблюдаю, как беспомощное пернатое пытается освободиться от лески. Тревога была ложной, и я, передав удилище Гене, пошел обуваться.

Зацеп оказался "мертвым", и подтянуть птицу к берегу было невозможно. "Денис, надень сапоги, поможешь", -сказал я, вернувшись. Мы поднялись с Геной на склон и, подматывая леску, направляли ее перпендикулярно берегу. Денис уже ждал встречи с ночным птеродактилем, стоя в воде у берега. "Возьми ее за шею". - "Сам возьми, ты хочешь, чтобы она мне глаз выколола?" - "Тогда наступи ей на голову, только аккуратно, чтобы не поранить". Денис нежно проделал все, и птица оказалась у него в руках. В свете фонарей мы распутывали ноги и крылья серой цапли. Вдруг вспышка света, и над ночным озером разнесся смех. Это Гена, несмотря ни на что, с радостью делал снимки на память. Даже цапля, радуясь своим спасателям, позировала с расправленными крыльями.

Утро выдалось спокойным. В 8.00 на моторной лодке привезли завтрак. Но мы решили сначала закормить и перезабросить снасти, а потом уже позавтракать. На озере стоял полный штиль, солнце взошло, но было еще нежарко. Мы проверяли состояние насадки по очереди на всех удилищах. Некоторые бойли были покусаны раками, некоторые вообще отсутствовали.

Экспериментируя с комбинациями вкусов бойли и запахов дипов, мы обновляли насадку. Денис, захватив с собой ведро с прикормкой, состоявшей из бойли "Букет карпятника" и пелетса, не уступающего по своим размерам разрезанным пополам охотничьим патронам, отправился на лодке прикармливать. По пути он всматривался в экран эхолота в поисках хорошего места. Изображение рыбы с трудом помещалось на экране, а зуммер "Большая рыба" просто не смолкал. Перезабросив и закормив, мы сели завтракать. Солнце уже вышло из-за холма и здорово припекало в затылок. После завтрака мы занялись оснастками.

"Вот, наконец, настал тот день, когда мы можем заниматься любимым делом, не отвлекаясь", - сказал я. "Вот потому я и люблю такие выезды", - добавил Гена. Мы вязали оснастки, обсуждая тот или иной вариант, все его преимущества и недостатки. Некоторые оснастки подходили только для всплывающей насадки, другие - для лежащей на дне. Мы, как дети, играли своими игрушками. Настроение хорошее, погода отличная, и никто из нас даже не догадывался, что нас ждет впереди.

Солнце поднималось все выше, становилось жарче, ветра не было, и штиль нас раздражал. Гена предложил съездить на базу, и по полевой дороге мы покатили вдоль озера, любуясь пейзажами и восхищаясь его размерами. По дороге заехали к англичанам -Крису Вудроу, известному карпятнику и создателю одного из самых болыиих сайтов в Интернете, и его напарнику. Они занимали сектор напротив нашего. В беседе с Крисом узнали, что за прошедшие сутки они поймали всего три рыбы, и это их не устраивало. "С таким клевом мы будем менять место", - говорил Крис. Мы рассмотрели их оснастки, ничего особенного, все, как у нас. Попрощавшись, поехали дальше. Взяв на базе запас питьевой воды и большую кастрюлю для ухи, мы вернулись в лагерь. У Дениса новостей не было, все тихо и спокойно.

День подходил к концу, и лишь к вечеру мы поймали еще несколько лещей, которые составили компанию первому, из них получится вкусная уха. На Радуте лещ считается сорной рыбой и выпускать его нежелательно. Обновив насадку, состоявшую в основном из бойли с крабовым, мясным и рыбным вкусом, и забросив третью часть основной прикормки, устроились на ужин. Ближе к ночи небо начал затягивать толстый слой серых туч, поднялся ветер, дувший с противоположного берега. Вместе с ним появилась надежда на ночные поклевки. Ужиная, мы много разговаривали о рыбалке, снастях, соревнованиях, о Радуте, англичанах, расположившихся напротив, и о многом другом, то и дело вспоминая карпового Бога и прося его покровительства. До отбоя звук наших сигнализаторов нас не тревожил, впрочем, не потревожил он наш сон и до утра.

Утром Денис выскочил на улицу из-за закипевшей охлаждающей жидкости в радиаторе, а мы с Геной продолжали греть свои спальники. Но не тут-то было. Только он поднял крышку капота, зазвучал гудок сигнализатора. "Он решил нас поднять", - решил я. "Непохоже", - ответил Гена. И мы как по тревоге выскочили из палатки. Денис стоял со своим удилищем и выматывал леску.

"Есть?" - "Непонятно", - ответил Денис. Удилище изогнулось, но не настолько, чтобы заставить нас волноваться. "Ты что-то чувствуешь?" - "По-моему, коряга", - послышалось в ответ. Растяжимость лески и болыиое расстояние не позволяли оценить размер рыбы. И только когда Денис подвел ее ближе к берегу, мы увидели ее. "Лещ?" - "Карась?" - "Да нет, это амур". - "А по-моему, большой лещ". Мы терялись в догадках. Рыба особо не сопротивлялась, поэтому не верилось, что это карп. "Держи подсак", - советовал я. "Да так вытаскивай", - говорил Гена. Все же следуя всем правилам, мы завели рыбу в подсак. "Карп!" - удивленно произнесли мы в один голос. "Трешка". - "Да нет, килограммов пять". К нашему удивлению, он потянул на восемь с половиной. Барометр настроения и радости от поимки первой рыбы резко пошел вверх. Сделав несколько снимков с "мальком", таким здесь считают карпа до 10 кг, мы выпустили его.

Охота на монстра

Небо за ночь затянуло серыми тучами и начал накапывать дождь. От лета остались разве что воспоминания, было холодно, сыро и противно, а ветер дул прямо в лицо. Плитка отказывалась работать, ветер задувал пламя, и пришлось спрятать ее в палатку, чтобы разогреть чайник. За утренним чаем Гена рассылал отчеты о рыбалке со своего телефона и читал пришедшие за ночь сообщения. Но ни моросящий дождь, ни ветер не могли удержать нас в палатке, и, согревшись горячим чаем, мы начали перезабрасывать удилища и прикармливать свои места.

Лодка с "большой земли" привезла хорошие новости. У "Zippo" наконец-то проклюнулось, и ребята выловили одиннадцать рыб. Было радостно, что озеро Радута их не разочаровало. Хозяева уплыли на базу, оставив нам завтрак и два пакета бойли от "Zippo".

Ветер усиливался, поднялась волна. Заканчивался еще один день, не принесший ни одной поклевки. Гена, стоя на берегу, во весь голос спрашивал непонятно у кого, почему не клюет. Эхо уносило его "литературные выражения" куда-то вдаль, а он в расстроенных чувствах повторял их снова и снова.

Было уже темно, но мы еще не спали. И тут прозвучал короткий гудок моего сигнализатора, и я сломя голову понесся к своим удилищам. Потяжка была настолько сильной, что конец удилища пересекся с концом рядом стоящего, а свингер, освободив леску, повис, как червяк. Сделав подсечку и выбрав немного лески, я почувствовал тяжесть на противоположном ее конце. Удилище изогнулось, как лук Робин Гуда, и фрикционный тормоз стравил немного лески. Ветер усилился, вбивая в лицо капли дождя, как гвозди. Не замечая ничего, я мокрыми руками выматывал леску и старался не упустить скользкое удилище. Ребята, затаив дыхание, застыли в ожидании. Но что это? Леска ослабла, удилище выпрямилось, и над озером пролетел русский мат. "Сошел", - произнес я.

Луны не было и перезабрасывать пришлось наугад. Все вернулись в палатку немного расстроенными и продолжили беседу. Ветер трепал палатку, как Тузик шапку. Утро ничего hoboгo не принесло. Большое количество пены у берега, ветер расшатывал удилища, в общем, все выглядело отвратительно.

Преодолевая волны и борясь со стихией, мы выезжали на лодке, чтобы доставить прикормку. Лодку забрасывало на лески, и сигнализаторы оживали, немного веселя нас. Мы не сдавались. К вечеру одежда почти промокла. Спасал газовый обогреватель, подсушивающий куртки и подогревающий наше жилище. Из палатки Гены мы устроили кухню и приготовили уху и жареную рыбу из лещей. Согреваясь "Липским особняком" и чаем, Гена читал сообщения, в которых все друзья подбадривали и поддерживали нас. Ветер изредка играл на наших сигнализаторах, а мы все время прислушивались в ожидании более протяжной мелодии.

Утром, перезабрасывая снасти, мы увидели дрейфующую лодку англичан, которую ветер гнал в нашу сторону. Найдя пристань в ста метрах левее от нашего лагеря, они причалили. Мы поняли, что англичане собрались переезжать. В лодке были аккуратно сложены все снасти, сигнализаторы, бойли, эхолот и многое другое. Приблизительно через час показалась моторка с напарником Криса и старшим менеджером базы Мариусом, у них кончился бензин и они тоже дрейфовали в нашу сторону. Чтобы подшутить, Гена спрятал мешки с бойли. Англичанин стоял в расстегнутой ветровке, надетой на тонкую футболку, и в ботинках на босую ногу. Его лицо было мрачным из-за плохой погоды и отсутствия клева. За последние сутки англичане так ничего и не поймали. Так что шутку с бойли они не поняли, а на предложение поесть ухи, выпить горячего чая или ее, родимой, ответили отказом. Дождавшись, пока привезли бензин, и привязав баркас на буксир, они покинули нашу пристань, напоследок пошутив - обозвали мою фуфайку советской жилеткой. Их короткий визит немного нас взбодрил. "Не мы одни такие сумасшедшие на этом озере", - сказал кто-то из нас.

Охота на монстра

Очередная попытка съездить на базу закончилась ничем, так как колеса скользили на глине. Мы вернулись в лагерь. Денис сидел в зачехленной палатке. Подкравшись, мы с Геной решили имитировать поклевку, и как по команде сигнализаторы взвыли своими электронными голосами. Видели бы вы Дениса, он чуть не разорвал палатку, но когда увидел нас, выругался и вернулся назад.

Разыгравшийся с новой силой ветер пытается вырвать колышки палатки и оторвать ее от земли. Вода пробилась уже вовнутрь и чавкает под ногами, а обогреватель не сушит, а только подогревает воздух. Из носа течет, и салфетки расходятся просто на глазах. Никто уже не шутит, и радость не посещает наши лица.

Вечером за ужином принимаем решение поменять место и с мыслями о завтрашнем переезде пробуем уснуть. Утром ничего не изменилось ни в рыбалке, ни в погоде. За ночь несколько маркеров прибило к берегу, и смысла оставаться не было. Мы начали выматывать снасти и складывать их в лодку. Вдруг Денис замечает, что леска одного из удилищ Гены ослабела, и ветер выложил ее вдоль берега. "Что за ерунда?" - "Наверное, ветер подтянул груз", - сказал Гена. Это могло быть, потому что он применил специальные скользящие поплавки для ловли в корягах - они не давали леске тонуть и создавали определенное сопротивление ветру.

Гена начал выматывать спабину, и когда леска натянулась, удилище заскрипело на стыке, а фрикционный тормоз с бешеной силой стал отдавать леску. Все застыли. Какое-то шестое чувство каждому из нас подсказывало, что что-то есть. На мокром лице Геннадия начала появляться улыбка. Фрикционный тормоз периодически повизгивал, а удилище легко справлялось с нагрузками. Нужно заметить, что мы проводили испытание новых удилищ эконом-класса Fox Warrior , и с этим испытанием удилище справилось на отлично, продемонстрировав нам все свои возможности. Леска двигалась из стороны в сторону. Я стоял с подсаком, а Денис был готов в любую минуту кинуться на него в случае неудачи. Это был карп. Метрах в десяти от берега показался его огромный хвост. Но вот он уже рядом, Гена мастерски выводит его на подсак, и ... есть! Наши мокрые руки вытаскивали огромную тушу из воды, a no лицам текли дождевые слезы радости. Дикий крик разорвал мокрый и холодный воздух, а мы почти танцевали. Как мало нужно было нам для счастья.

Недлинный, сантиметров 70-75, но широкий в спине и высокий, карп производил впечатление монстра. Он напоминал хорошо откормленного кабанчика. На первый взгляд нам показалось, что в нем все 25, а может, и 30 кг. Мы метались по берегу и не знали, за что хвататься - то ли за весы, то ли за фотоаппарат. Весы почему-то все время показывали разные цифры, и лишь с шестого раза стрелка без колебаний застыла на отметке 18 кг. Да, это был не "Big Fish", ради которого мы проделали более тысячи километров, но это была рыба, которая влила в наши вены новую порцию адреналина и заставляла продолжать идти к своей мечте. Фотоаппарат щелкал 3-4 кадра в секунду, и мы по очереди фотографировались на память с этим красавцем. Опьяневший от изобилия кислорода, он долго не мог прийти в себя, и прибрежная волна, покачивая, приводила его в чувство. Выйдя из этого оцепенения, он величественно и неторопливо, как настоящий хозяин, уходил в мутные воды озера Радута. Все улыбались.

Охота на монстра

Мы уже почти собрались, когда подошла моторка. Гена попросил установить сухую палатку на новом месте, а потом перевозить нас. Румыны, забрав газовые плитки, уплыли выполнять, как нам казалось, простую просьбу, а мы продолжали паковаться. Прошло два часа. Как на вокзале, мы сидели на своих вещах, но ни румын, ни обещанного джипа не было. Только пастух, перегоняющий свое стадо козлов и баранов, бродил среди холмов, подолгу с любопытством наблюдая за нами. "Ждать нечего, давайте носить вещи в машину", - сказал Гена. Меся глину и скользя по траве, мы стали карабкаться на холм, где стоял наш автобус.

Загрузив все вещи и оставив на берегу только лодку со снастями, мы только с третей попытки покинули наш холм. Глина облепила все колеса, и, цепляясь за траву, транспортер с усилием рвался из этого плена. Мы двигались вдоль береговой линии залива и остановились у лагеря чехов. Это была супружеская пара, которая немного разговаривала по-русски. Они укрывались от ветра и дождя в своем автомобиле. За две недели пребывания чехи поймали одиннадцать рыб и тоже жаловались на клев.

Выжимая из двигателя максимум возможного, мы рванули на дорогу, другого пути не было. Наш Т4, разрезая болото, протянул еще метров сто и остановился. Гена с Денисом, скользя по глине, как по маслу, пытались сдвинуть почти трехтонную махину с места. Колеса, брызгая грязью прямо им в лица, буксовали на месте. Нас сносило с дороги. Остановившись в полуметре от небольшого обрыва и изрядно устав, мы решили ждать помощи с базы. Прошло еще полтора часа в ожидании, мы курили и почти не разговаривали. Кто-то заметил лодку, которая двигалась к месту нашей бывшей стоянки, и почти одновременно показался джип, похожий на маленький броневичок. Мы вздохнули с облегчением. Джип, когда он проходил рядом с нашей машиной, занесло, и мы разминулись буквально в сантиметре. Но когда он вытягивал нас на дорогу за фаркоп, машины все же столкнулись, и результатом этого стали битые фонари и немного помятая задняя дверь. Ребята молчали, видя мое настроение. Развернувшись в нужном направлении и вгрызаясь всеми четырьмя колесами в дорогу, джип волок нас на трассу. Его бросало то влево, то вправо, то он зависал, то его сносило, но он не отпускал нас и продолжал тащить, как друга за руку.

На базу приехали одновременно с моторкой, буксирующей наши снасти. Румыны не поняли нас, и время было потеряно. Идея переезда потеряла весь смысл, и мы решили не оставаться. Упаковав все в автобус, дружно двинулись в номер. Большой двухместный с кондиционером и душем, он напомнил нам дом. Горячая вода смывала с нас усталость, и от этого блаженства каждый выкрикивал что-то радостное. Переодевшись, мы спустились в холл. Там было людно и шумно. Все пили пиво и разговаривали. Двое пожилых англичан в инвалидных колясках, с важным видом покуривая сигары, наблюдали за игрой в бильярд. Вливаясь в этот коллектив, мы становились его частью. Гена делал снимки на память, и, общаясь со всеми, помогал преодолеть языковой барьер. Сфотографировавшись с Крисом, мы отправились к столу, где всех уже ждал горячий ужин. Вечер подходил к концу, и наши уставшие организмы хотели отдыха. А завтра нас ждала дорога домой.

"Мы обязательно сюда вернемся", -говорили мы. "Чтобы поймать карпа своей мечты", - добавлял каждый. "Только дай нам Бог здоровья", - звучало в один голос.

По материалам "Рыболов Украина" № 6, 2003 г.

Поделиться
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
  • Охота на монстра
Автор  Городченко Н.    Добавлено  29.09.09    Рубрика  Карповая ловля    Просомтров  3,690    Рейтинг  ужасноплохосреднехорошоотлично

Вступить в клуб

  Видео

Настороженный жерех      Подозрительный окунь     

Все видео

  Фото

Фотоотчет с тренировки клуба      Осенний кубок «Flagman-ЗРК» 2017 г.  фидер и поплавок – фотоотчет     

Все фото